Заключительная декларация IX Международного симпозиума «Эйюп Баш»: За единство народов против империалистической агрессии

Заключительная декларация IX Международногосимпозиума «Эйюп Баш: За единство народовпротив империалистической агрессии»,состоявшегося 8-9 сентября 2018 года врайоне Кючук Армутлу, Стамбул, Турция.

Антиимпериалистический фронт:

– Мы воспринимаем американский империализм, в качестве врага № 1 всех народов мира. Мы считаем, что ослабление и победа над американским империализмом углубит кризис империализма в целом.

– Мы выступаем против любых атак американского империализма и его лакеев против народов мира;

– Мы выступаем против попыток смены власти, военных вмешательств, массовых убийств, оккупаций, эмбарго, заговоров, убийств и психологической войны против правительств и народов таких стран, как Сирия, Венесуэла, КНДР, Палестина, Иран, Йемен, Никарагуа, Боливия и Донбасс, которые выступают против интересов империалистов;

– Мы против военных организаций, созданных американскими империалистами и против врагов народов мира, таких как НАТО и им подобных;

– Мы против империалистических эксплуататорских институтов, таких как МВФ, Всемирный банк, Всемирная торговая организация (ВТО);

– Антиимпериалистический Фронт борется с реакционными фашистскими правительствами, обслуживающими интересы империализма. Мы против репрессий и нападений, направленных против прогрессивных партий, организаций и их членов.

– В то же время Антиимпериалистический Фронт ведет борьбу с эксплуататорской политикой, проводимой империалистическими странами ЕС, такими как Германия, Франция, Англия, Италия против народов Восточной Европы и всего остального мира.

– Мы считаем, что увеличение глобальной миграции происходит в результате усиления эксплуатации со стороны империалистов.

– Мы считаем, что неспособность управлять своими странами некоторыми лакейскими правительствами, такими как в Турции, Украине и Греции, является одним из последствий всеобщего кризиса империализма. Следствием этого кризиса является также обнищание народов, ограничение прав и свобод, массовые аресты, убийства, казни и похищения людей. Антиимпериалистический Фронт ведет борьбу против всех этих явлений, сражаясь за интересы народов мира.

– Мы поддерживаем законное сопротивление палестинского народа против сионистского Израиля. Мы призываем палестинский народ усилить сопротивление. Мы считаем попытки палестинского правительства и движения ХАМАС примириться с сионистским Израилем ничем иным, как капитуляцией.

– Мы поддерживаем всех революционеров, прогрессивных деятелей и патриотов, которые были схвачены врагом в ходе их антиимпериалистической и антифашистской борьбы. Мы призываем к укреплению солидарности с заключенными революционерами и требуем освободить их.

– Единственный способ противостоять атакам на демократические права и свободы – это сопротивление. Мы должны оказывать сопротивление, пока остался хотя бы один из нас. Примеры сопротивления в Турции, такие как протест на бульваре Юксель в Анкаре, еще раз доказали, что это возможно и актуально для всех народов мира.

– Антиимпериалистический Фронт призывает все народы всего мира бороться за свои экономические, демократические и политические права, даже если им приходится платить за это достаточно высокую цену.

– Империализм стремится заставить всех трудящихся, творческих деятелей, адвокатов, инженеров, архитекторов и государственных служащих служить его интересам. И это способствует их деградации и разобщенности. Однако у них есть возможность работать и на благо народа. Группа «Йорум», адвокаты из турецкого «Народного адвокатского бюро», группа турецких инженеров и архитекторов народа и многие другие являются живым примером того, что это действительно возможно. Антиимпериалистический Фронт призывает все народы мира следовать их примеру.

– Антиимпериалистический Фронт призывает все прогрессивные организации и институты сплотиться и стать голосом группы «Йорум», 9 членов которой находятся в тюрьме, а еще шесть человек разыскиваются турецкой полицией.

– Антиимпериалистический Фронт призывает все прогрессивные организации принять участие в судебном процессе 10 сентября в Стамбуле, который ведется против революционных адвокатов, которые были заключены в тюрьму за защиту простого народа и угнетенных. Заключенные адвокаты объявили голодовку, и им удалось вернуть себе право выступать на суде лично с речами в свою защиту.

– Антиимпериалистический Фронт призываетвсе антиимпериалистические организациипроводить совместные и непрерывныеакции протеста против империализма иего институтов.

-Антиимпериалистический Фронт призывает все антиимпериалистические и антифашистские организации во всем мире к общей и объединенной борьбе, а также к укреплению Антиимпериалистического фронта.

Реклами

«Наш флаг будет развиваться над каждым городом страны…»

Стамбул, 17 апреля 1992 года. Несколько часов назад, в результате атак полицейских эскадронов смерти, на трёх квартирах погибли 8 революционеров…Руки министра внутренних дел измазаны по локоть в крови, в крови руки и у продажных журналистов, освещавших эту «героическую акцию» государства, в крови руки у прокурора, подписавшего протокол.

Квартал Чифехавазлар, улица Джезми Ор. Здесь высится жилой дом, Апартаменты Карасу.

Вечером 16 апреля полиция окружила это многоэтажное здание. В квартире на 12 этаже засели трое бойцов «Революционной Левой» (Devrimci Sol) – именно к ним было приковано столь пристальное внимание властей. Сюда были стянуты сотни агентов правоохранительных органов, десятки машин. Для того, чтобы уничтожить всего лишь трёх революционеров: Сабахат Караташ, Эду Юксель и Ташкын Уста.

 

Разбуженные шумом жители квартала подумали, что началась война. Повсюду экипированные бойцы спецназа, сотни полицейских с автоматами, по улицам идут танкетки, из конца в конец снуют патрульные машины…Многие поднятые по тревоги «сотрудники правопорядка» навеселе. Некоторых откровенно качает. Один из пьяных, скрывающийся, несмотря на хмельную браваду, за деревом, орёт что есть мочи: «Сдавайтесь, скоты! Я вас всех отправлю к праотцам!».

Журналисты, прибывшие сюда описывать и снимать триумфальную борьбу с экстремизмом, так же пьют пиво, весело переговариваясь между собой, глядя на подобные «подвиги».

Из окна на верхнем этаже звучит ответ на пьяную тираду полицейского, эхом отзывающийся по всей улице: «Да здравствует Революционная Левая!», «Да здравствует Вооружённый Революционный Союз!».

Полицейских много, очень много, их численное превосходство перед революционерами неоспоримо. Но они боятся. Пытаются заглушить страх алкоголем, пытаются подбодрить себя и своих коллег, осыпая осаждённых ужасными угрозами. «Да здравствует турецкая полиция!» – несутся выкрики из темноты в ответ на скандирование забаррикадировавшихся в верхней квартире.

Внезапно крики обрываются. Потому что из окон 12 этажа повалил густой чёрный дым. Штурм ещё не начался, спецназ ещё не вступил в дело, откуда же этот дым? Наблюдающие издалека журналисты высказывают предположение, что революционеры сжигают документы и важные бумаги, хранящиеся в квартире. Чуть позже это мнение подтверждается самими революционерами: «Крысы, вы не найдёте здесь ни единой бумажки!» – кричит появившаяся на секунду в окне Эда Юксель.

Характерное поведение для подпольщиков. Несмотря на все опасности, несмотря на осаду, несмотря на ожидание смерти, эти люди остаются революционерами. Даже в последние часы жизни они помнят о своих товарищах и уничтожают все вещи, все документы, способные вывести полицию на их след. Взбешённые этим фактом, а так же непрекращающимися выкриками с верхних этажей, высшие чины полиции, находящиеся на месте операции, натурально кусают локти. Они чувствуют свою беспомощность. Трое революционеров, очевидно принявших решение погибнуть сражаясь, буквально держат в страхе толпы окруживших дом агентов.

Они не произвели ещё ни одного выстрела, но ни один полицейский, ни один укомплектованный как маленький броненосец спецназовец не осмеливается подойти к зданию. Журналисты, эти профессиональные искатели криминальных сенсаций и охотники за «чернухой», испытывают ещё меньше желания приближаться к осажденному дому. Лишь несколько самых отчаянных фотокорреспондентов, игнорируя панические предупреждения коллег, прячутся среди деревьев поблизости, снимая окна квартиры, где забаррикадировались революционеры.

Сабахат Караташ, заметив передвижения корреспондентов, окрикивает их. Происходит короткий разговор:

– Кто вы такие?

– Журналисты.

– Из какого издания?

– Из «Свободы» и «Республики».

– Ну и сколько вы будете раболепствовать перед буржуазией? Собираетесь ли вы писать правду о событиях, происходящих здесь?

Репортёры молчат. У них нет ответа на этот вопрос.

Вскоре абсолютно все журналисты были удалены из окрестностей дома. Они не должны видеть и слышать то, что будет происходить здесь под покровом ночной тьмы. Тем не менее, благодаря записям телефонных разговоров, мы можем реконструировать час за часом события той ночи.

00:20. В доме президента Фонда Солидарности с Арестованными и Семьями Заключённых (TAYAD) Гюльтена Шешена звонит телефон. Сняв трубку, он слышит на другом конце голос Сабахат Караташ. Она быстро и предельно чётко сообщает:

– Мы в полном окружении. Вот уже 30 минут. Здесь я и два моих товарища. Время на исходе. Мы сожгли все документы в ванной, не оставили даже мусора. Скоро полиция начнёт стрелять. Мы будем защищаться. Мы отправимся к Ньязи, Апо, Хайдару1 и мученикам 12 июля2. Мой товарищ хочет поговорить с вами.

Эда Юксель: Мы – комбатанты «Революционной Левой», готовы принять смерть во имя турецкого народа. Мы спокойны. Так же, как были спокойны товарищи в Кызылдере3 или в Малатье4, смеявшиеся в лицо неотвратимой смерти в бою со слугами режима. Прощайте. Мы любили, и продолжаем любить наш народ, во имя него идём к смерти.

Трубку вновь берёт Сабахат:

– Господин президент, то, что мы сейчас вам говорим, должно стать известно общественности, через вас мы хотим донести свои слова до нашего народа и всего мира. Мы обратились к вам, потому что вы руководитель TAYAD. Вы для нас – единственный способ общения с внешним миром. Не отходите от телефона.

Просто расскажите правду о событиях здесь. Вы уже слышали про Синана5? Уточните информацию о нём… Сейчас дом окружён. Стрельба начнётся с минуты на минуту. Мы умрём смеясь, как наши товарищи в Малатье, как Хамьет и Олджай6, как это и подобает бойцам «Революционной Левой». Мы будем сопротивляться. Вы наш свидетель. Вы должны сообщить миру всё, что услышали. Мы хотим, чтобы нас похоронили рядом с мучениками 12 июля, под флагом «Революционной Левой». Все наши товарищи должны присутствовать… Скоро я перезвоню. Не отходите от телефона.

1:20. Снова звонок революционеров.

Сабахат: Узнали что-нибудь о Синане? Сможете перезвонить? Смотрите новости – там сейчас говорят о Синане. Пожалуйста, не отходите от телефона!

(слышаться выстрелы где-то вблизи телефонного аппарата)

Сабахат: Слышите, они начали стрелять! Хотите, чтобы я положила трубку?

Шешен: Нет! Не надо!

Сабахат: Хорошо.

(слышны революционные слоганы)

– Да здравствует «Революционная Левая»! Смерть фашизму! Да здравствует наша борьба! Слава мученикам 12 июля! Слава мученикам Малатьи! Слава героям Кызылдере! Да здравствует сопротивление!

(очень интенсивная стрельба)

Сабахат: Я должна положить трубку.

2:30.

Сабахат: Что-нибудь узнали о Синане? Говорят, его убили.

(слышен голос Эды, кричащей в окно)

Эда: Всех не перестреляете, черти!

Сабахат: Они постоянно оскорбляют нас. Особенно меня. Мы отвечаем им – вы слышали всё это. Они знают меня по фамилии.

(выстрелы, лозунги, звонок, а потом громкий стук в дверь)

 – Да здравствует наше революционное единство! Да здравствует наш лидер Дурсун Караташ!

Сабахат: За дверьми стоят полицейские в бронежилетах. Они говорят, что Синан мёртв. Пожалуйста, узнайте что-нибудь. Позвоните кому-нибудь…Сейчас полицейские на крыше. Они пытаются пробить потолок.

(слышны выстрелы, вновь громкий стук, ругань полицейских)

Пытаясь выбить железную дверь квартиры, спецназовцы безуспешно подрывают её гранатами. Со стороны улицы на фасад здания сыплется град пуль. Но, невзирая на бомбы, не смотря на дождь из свинца, трое революционеров с улицы Джезми Ор продолжают сопротивляться. Засевшие на крышах окрестных домов снайперы бьют по время от времени появлявшимся в окне силуэтам отстреливающихся революционных бойцов. Но всё безрезультатно.

Улицу заволакивает пороховой дым. Повсюду мелькают вспышки выстрелов и взрывов, безостановочно звучит ругань полицейских и вой сирен. По наблюдениям тех, кто находился в ту ночь поблизости, «полицейские совершенно не контролировали ситуацию, действуя наугад. Ругаясь как сумасшедшие, они неустанно палили во тьму, даже не наблюдая цели».

Ведя хаотичный огонь, агенты и сотрудники специальных сил трусливо прятались за деревьями и стенами, панически реагируя на любой отблеск в темноте. Таким образом, стражами порядка были перебиты практически все уличные фонари в округе, казавшиеся им вспышками выстрелов. Под грохот бомб и свист пуль занялся рассвет. Трое революционеров всё ещё были живы, всё ещё активно сопротивлялись превосходящим силам противника, всё ещё выкрикивали революционные лозунги.

Вновь телефонный звонок. Где-то на заднем плане звучит голос Эды, кричащей в окно:

– Давайте, ведите сюда свои танки и пушки, раз вы такие трусливые, и не можете просто зайти и прикончить нас! Мы превратим ваши жизни в один сплошной кошмар! Вы все дрожите от страха и думает это скрыть. Не выйдет! Даже если в вашей броне останется одна маленькая лазейка, мы ударим туда. Вы не уйдёте от революционного правосудия! Наши товарищи отомстят за нас!

(слышится ответная ругань полицейских)

Сабахат (кричит в сторону): Вы – дети блядей! Ваш отец – Буш, а мать – Манукян7! Вы родились в дерьме, там же и подохнете!

(следуют несколько революционных слоганов)

Стрельба принимает более интенсивный характер. Полиция не оставляет попыток взорвать двери в квартиру. Каждый телефонный разговор революционеры заканчивают словами «Прощай», не рассчитывая вновь выйти на связь.

Сабахат: Да, они сбросили газовые гранаты через дымоход. Мы на 12 этаже. Они продолжают таранить дверь. Не могут вскрыть её. Она из стали. Но всё-таки они сумели проделать в ней большую дыру.

(интенсивная стрельба)

Сабахат: Я ухожу, чтобы помочь товарищам. Прощай!

(стрельба, революционные лозунги)

– Да здравствует «Революционная Левая»! Да здравствует братство курдского и турецкого народов! Сопротивление турок и курдов снесёт фашистский режим!

(снова выстрелы)

Сабахат вновь вернулась к аппарату:

– Мы усилили баррикаду в коридоре. Они не смогли открыть дверь. Один из товарищей ранен в руку. Полицейские говорят, что Синан убит. Указывают имена людей из его окружения. Узнайте что-нибудь о нём. Полицейские говорят о штурме апартаментов Ыкизлер, говорят, что там убиты Синан и Гюнеш. Что в эту ночь сделано несколько рейдов. Это может быть тяжёлым ударом для нашей организации. Узнайте хоть какие-то новости.

(снова выстрелы и лозунги)

Сабахат: Они готовятся использовать бомбу. Мы в порядке, мы спокойны.

(ругань полицейских)

Сабахат (кричит в сторону): Мы, как красные гвоздики, расцветём по всей земле!

Эда: Да здравствует «Революционная Левая»! Наш флаг будет развиваться над каждым городом страны! Наши товарищи отомстят за нас! Ничто вас не спасёт!

(полицейские осыпают революционеров проклятиями, упоминая при этом Синана)

Сабахат: Я думаю, что мне нужно помочь товарищам. Интересно, как полиция вышла на нас? Я не знаю. Никто не видел нас, когда мы появлялись на улице. Вероятно, информация была добыта только сегодня или вчера. Мы сожгли все документы в ванной. У нас была канистра бензина и мы сожгли всё, в том числе паспорта и деньги. Мы не желаем оставлять ничего после себя…Ещё есть деньги в наших сумках – мы забыли о них. Запишите всё это. Мы сожгли все документы. Здесь больше ничего нет.

(стрельба и лозунги)

Сабахат: Вы слышите меня? Двое моих товарищей рядом. Они готовы ко всему. Мы продолжаем сопротивляться.

Телефонный монолог Сабахат время от времени прерывается. Каждый раз она говорит «прощай», потому что следующего звонка уже может не быть. Но её голос звучит снова и снова. Создаётся впечатление, что она звонит прямо из глубин ада…На заднем плане слышны пальба, взрывы, оскорбления и угрозы, на которые революционеры отвечают слоганами и выстрелами, обещая, что организация отомстить за их гибель. Очевидно, что они уже считают себя мёртвыми – реальная гибель это лишь вопрос времени. Скорого времени. В последние часы своей жизни, они заботятся о том, чтобы отвести опасность от других товарищей, на которых полицию могут вывести обнаруженные в квартире документы. Их не интересует собственное спасение – они волнуются о соратниках, возможно убитых несколькими часами ранее.

И вот рассвет. Для троих революционеров с улицы Джеземи Ор солнце восходит в последний раз. Вновь звонит телефон.

Эда (кричит в окно собравшимся вдалеке жителям квартала): Не верьте (полиции), люди моей страны! Они лгут!

Сабахат: Люди на улице на нашей стороне! Позвоните в газеты – пусть отправят сюда репортёров. Я хочу, чтобы они увидели то, что творится здесь. Наш дом находится в двух шагах от метеорологического бюро в Гозтепе, параллельно Багдадской улице. Вы поймёте, что находитесь рядом, когда увидите полицейские кордоны.

(выстрелы)

Сабахат: Меня ранило в руку, пуля прошла насквозь. Но я всё ещё могу стрелять. Они готовятся взорвать стену ванной комнаты.

(звук взрыва, лозунги, выстрелы)

Сабахат: Им не удалось проникнуть в квартиру. Мы укрепили баррикаду в ванной.

Шешен на другом конце провода излагает всё, что ему удалось узнать о событиях той ночи. Он вышел на контакт с прессой. Ночью полиция осуществила два других рейда. На одной квартире были убиты трое, в том числе Синан, на другой был застрелен один комбатант «Революционной Левой».

Сабахат: Мы спокойны и готовы сопротивляться до последней капли крови!

(выстрелы)

Бой, длившийся всю ночь, подходит к своему логическому финалу. В этот момент вблизи телефонного аппарата, раздаётся громкий крик Эды:

– Забейтесь в свои танки, сучьи дети! Трусливые скоты!

На оскорбления интимного характера со стороны совершенно взбешённых спецназовцев Эда Юксель отвечает не менее увесистой руганью, перемежая проклятия выстрелами:

– Канализационные крысы, засуньте свои языки в жопу!

(интенсивная перестрелка)

Было уже 6 часов утра. Приветствуя свой последний рассвет, трое товарищей вывешивают в окне флаг организации. Красное знамя с жёлтой звездой и серпом и молотом колеблется на утреннем ветру. Эта картина напомнит всем в мире, что революция не умерла с падением социалистического лагеря. Эта картина будет вызывать страшный гнев у реакционеров всех мастей. Эту картину будут помнить следующие поколения революционеров.

С улицы снайперы и рядовые участники операции открывают огонь по колыхающемуся флагу. Идиоты. Разве пули могут убить символ, ради которого вот уже сто лет проливают свою кровь лучшие люди человечества?

Революционеры уже не подходят к телефону; для того, чтобы добраться до него, им необходимо ползти по полу под шквальным огнём. Сабахат получила ещё одно ранение – в ногу.

В 6:45 утра флаг по-прежнему развивается на 12 этаже. Две девушки с оружием в руках смело встают у окна, приветствуя тех, кто собрался на улице.

– Прощайте! Мы умираем за вас!

Тем временем, члены специальной полицейской команды, засевшие на крыше здания, требуют новых бомб. Запись из радиоэфира:

– Это «Башня». Нам нужны «каштаны».

– Не понял вас, повторите.

– Нам нужны гранаты, гранаты в металлической оболочке.

Чуть позже следует другой разговор:

– 33:10, ждём ваших распоряжений

33:10 – это кодовое имя начальника департамента безопасности Стамбула Неджмета Мензира, лично руководившего операцией. Уже вооружённые осколочными гранатами, бойцы спецназа на крыше ждут приказов от 33:10, который даёт следующий ответ:

– «Каштаны» сейчас бесполезны.

– Нет, мы уверены в их эффективности.

33:10 даёт разрешение на бомбардировку квартиры на 12 этаже. Но и теперь спецназу не удаётся разрушить баррикаду, собранную тремя революционерами.

Ночь превратилась в утро, а властям всё ещё не удаётся подавить сопротивление троих «бессмертных». Полиция не готова к столь длительной обороне: на помощь из кварталов Шишлы, Кадыкей и Юшкудар уже движутся новые автомобили с экипированными отрядами специальных сил полиции.

Около 7 утра раненая Сабахат сумела подползти к телефонному аппарату. В последний раз в доме Гюльтена Шешена раздаётся звонок «оттуда».

Сабахат: Они готовятся взорвать дверь. Мы не можем подойти к телефону, потому что он стоит рядом с дверью. Мы отошли в заднюю комнату. Они входят…

Понимая, что больше уже говорить не придётся, Сабахат произносит в трубку свои последние слова:

– Мы приветствуем смерть с оружием в руках и революционными лозунгами на устах. Привет всем нашим товарищам, нашему вождю, вождю «Революционной Левой». Прощайте!

Звуки стрельбы в трубке настолько громкие, что кажется, будто на улице Джезми Ор идёт Сталинградская битва. Больше никаких голосов, никаких выкриков, только выстрелы. В 7:25 телефонная линия обрывается…

В 7:30 на улице слышны распоряжения начальника полицейского департамента:

– Внимание! Всем гражданским лицам покинуть территорию до 7:59.

Спустя 10-15 минут слышится чреда взрывов и на здание обрушивается самый мощный шквал автоматического огня. Сразу же после этого перед фасадом дома выстраивается кавалькада танкеток, за которыми прячутся бойцы спецназа.

На радиоволнах слышен следующий обмен между командиром полицейского спецподразделения и одним из подчинённых, действующих внутри здания:

– Я вижу одного из них, что мне делать?

– Можете его взять?

– Как распорядится руководство…

– Это потребует времени…

Тотчас же за этим слышится одиночный выстрел.

8:05.

Звуки выстрелов стихают. В окне 12 этажа появляется спецназовец, который наконец срывает знамя «Революционной Левой» и водружает на его место флаг т.н. «Турецкой Республики». Затем он высовывается из окна и стреляет в воздух. Торжественный салют убийцы. Сотни полицейских окружили дом, всю ночь забрасывали его бомбами и поливали из автоматов и теперь, убив трёх человек, празднуют победу.

 «Браво парни, вы их всех убили!». Это репортёры аплодируют, встречая выходящих из здания полицейских. Двое журналистов (один из них корреспондент «Утреней Газеты» Хальдун Текинал) пытаются даже обнять и расцеловать спецназовцев. Чуть позже появляется руководитель операции Неджмет Мензир. «Молодцы, ребята» – поздравляет он и жмёт некоторым руки.

Нестройные выкрики уже принявших на грудь или ещё не протрезвевших служителей правопорядка знаменуют очередную победу олигархии над турецким народом.



  1. Ньязи, Апо и Хайдар, – все членыDev-Sol, – умерли во время голодовки в тюрьме в 1984.
  1. 12 июля 1991 года в ходе крупной полицейской операции в различных частях Стамбула были убиты 10 членовDev-Sol.
  1. Кызылдере – деревня в провинции Токат, где 30 марта 1972 года в ходе полицейского штурма конспиративного дома погиб основательTHKP-CМахир Чаян и девять его товарищей.
  1. В Малатье в начале 1992 года были убиты пятеро членовDev-Sol.
  1. Синан Кукул, один из руководящих кадров «Революционной Левой», был застрелен полицией в ту же ночь с 16 на 17 апреля 1992 года.
  1. Хамьет и Олджай являлись комбатантамиDev-Sol, погибшими в ходе перестрелки с полицией в Измире.
  1. Имеется в виду Матильд Манукян, одна из известных турецких предпринимательниц, сделавшая миллионы в секс-индустрии. Владеющая сетью элитных борделей, она на протяжении многих лет являлась «лучшим налогоплательщиком Стамбула», за что была даже удостоена специальной премии от Министерства Финансов. Невзирая на то, что неоднократно была уличена в вовлечении в проституцию малолетних и прочих криминальных делах.


 

 

 

 

 

 

 



Перевод: nikitich-winter

ИСТОРИЯ КЫЗЫЛДЕРЕ В 10 ВОПРОСАХ

1 – Предыстория вопроса

В результате идеологической борьбы и размежевания во второй половине 60-х годов прошлого века, доминирующая до тех пор ревизионистская традиция была преодолена, и революционная борьба в Турции начала развиваться по пути вооруженной борьбы.

12 Марта 1971 года турецкая армия осуществляет государственный переворот, в котором целью, с одной стороны, была нейтрализация противоречий между различными кругами турецкой олигархии. А с другой – подавление набирающего силы революционного движения в стране. В результате репрессий и массовых убийств, осуществляемых фашистской хунтой, множество революционеров были убиты, а десятки других, в том числе Махир Чаян, Дениз Гезмиш и Улаш Бардакчи, брошены в тюрьмы по всей Турции.

Олигархическое правительство Турции принимает решение о физической ликвидации Дениза Гезмиша, Юсуфа Аслана и Хусейн Инана. Трое Революционеров были осуждены к смертной казни через повешение. 29 Ноября 1971 года Махир Чаян, Улаш Бардакчи, Йомер Айна, Зиия Йылмаз и Джихан Альптекин совершили побег из военной тюрьмы „Малтепе“ в Стамбуле, прокопав подземный туннель.

2-Что произошло после побега из тюрьмы?

Первая задача, которую решают Махир Чаян и его спутники после побега из тюрьмы, была борьба и решительное размежевание с теми, кто в их отсутствие пытался изменить боевой курс THKP-C(Народно-Освободительной Партии-Фронта Турции). Юсуф Кюпели и Мюнир Рамазан Актолга, которые пытались заменить революционный курс партии на ревизионистский, пока Махир Чаян и его товарищи находились в тюрьме, были исключены из ее рядов.

В этот период некоторые товарищи предлагают Махиру Чаяну бежать за границу, но он категорически отказывается от их предложения. По его мнению, первостепенное значение, приобретает спасение Дениза Гезмиша и его товарищей, которые символизируют значимость революционного движения в Турции.

Во время подготовки операции по спасению товарищей погибают Улаш Бардакчи и Корай Доан.

Махир Чаян вместе с Ертугрулом Кюркчю, Джиханом Альптекином и Йомером Айна направляются на черноморское побережье Турции. Они приезжают в город Фатса, расположенный на берегу Черного Моря, где к ним присоединяются другие члены THKP-C, ожидающие их в городе. 26 Марта 1972 года, они захватывают в заложники троих англичан, работающих в качестве специалистов на радарной станции НАТО, расположенной в городе Юние, область Орду. Вместе с ними Махир и его товарищи направляются к деревне Кызылдере, муниципалитет Никсар, область Токат.

3-Какие требования предъявляет Махир и его товарищи?

1. Немедленное прекращение исполнения смертных приговоров.

2.Ни один патриот и революционер не может быть повешен.

3.В течение 48 часов на всех радиостанциях Турции правительство должно сделать об этом заявление.

4-Почему так важно было предотвратить казнь Дениза Гезмиша и его товарищей?

Через повешение Дениза Гезмиша, Юсуфа Аслана и Хусейна Инана олигархическая власть пыталась посеять страх среди народов Турции и революционеров и таким образом убить еще в зародыше идею вооруженного революционного движения. Спасение Дениза и его товарищей превратилось в вопрос состоятельности революционного движения. Понимая этот факт, Махир Чаян и его товарищи забывают идеологические разногласия и мобилизуют все свои силы для того, чтобы остановить казнь троих революционеров. Во имя этой цели они жертвуют своими жизнями.

5-Как произошло окружение?

После похищения британских специалистов НАТО олигархическое правительство начало крупномасштабную операцию на территории всего Черноморского региона. Все горы были проверены армией и полицией вплоть до последнего камня, обысканы все деревни в поисках похитителей и их заложников. Около пяти часов утра 30 Марта 1972 года жандармы входят в деревню Кызылдере. После того как обнаруживается, что солдаты Партии-Фронта скрыться вместе с похищенными английскими заложниками в доме мэра деревни, происходит окружение. На место были отправлены и „специалисты“ противопартизанской войны из Стамбула и Анкары.

6-Чем ответили партизаны на призывы сдаться?

Махир и его товарищи понимают, что они окружены, и шансов вырваться на свободу больше нет. Они выводят из дома внуков мэра, и подготавливаются к предстоящей перестрелке. На призывы армии: «Освободите!», «Освободите англичан!» отвечали отказом, и предупреждали, что если кто-то приблизится к дому или будет открыт огонь, то английские заложники будут убиты. На продолжающиеся в течение всего дня призывы „Освободите!“, Махир отвечает словами: „Мы пришли сюда для того, чтобы вернуться, а для того, чтобы умереть!“ С этого дня слова эти звучали при каждой осаде из уст тех, кто продолжал идти по пути Кызылдере.

7-Как приняли свою мученическую смерть партизаны?

Во время осады Махир собирает всех своих товарищей вокруг себя, и говорит им следующее: „Правильный выбор сейчас в том, чтобы остаться здесь и драться, но все-таки, если кто-то хочет уйти, то можно это сделать сейчас“. Но никто, кроме одного труса, который позже будет прятаться в сарае, даже и не думает о сдаче в плен. Около двух часов дня, в то время как Махир был на крыше, начинается атака правительственных сил. В этот момент Махир кричит – „Англичане!“ и падает… его товарищи в доме выполняют последний приказ своего командира, его особое задание и наказывают смертью англичан после начала штурма. Махир Чаян был сражен первыми пулями врага, В продолжающейся перестрелке погибают революционеры из THKP-C: Саффет Альп, Синан Кязым Йозудоору, Хюдаи Арыкан, Ахмет Атасой, Эртан Сарухан, Сабахаттин Курт, Нихат Йылмаз и их товарищи из THKO (Турецкая Красная Армия) Джихан Альптекин и Йомер Айна.

8-Чему нас учит Кызылдере?

В Кызылдере воины двух революционных организаций погибают смертью мучеников и героев, сражаясь плечом к плечу против врага. Махир Чаян и его соратники рискуют собственной жизнью для того, чтобы спасти Дениза Гезмиша и его товарищей. И это один из лучших примеров революционной солидарности. И одновременно это урок того, что революционная борьба может быть продолжена только теми, кто готов заплатить высокую цену за Победу, даже ценой жизни. Бой в Кызылдере еще раз показал, что Победа может быть достигнута только путем вооруженной борьбы.

9-Продолжена ли революционная борьба после Кызылдере?

После гибели Махира Чаяна и его товарищей, представители олигархии, ее платные наймиты, капитулянты, ренегаты и прочие в один голос объявили, что это конец, что революционная борьба в Кызылдере была тупиком. Но в молодых сердцах смерть героев и мучеников Кызылдере отозвалась гневом и скорбью, борьба Махир и его товарищей в этих сердцах стала неугасимым огнем. И вскоре молодые борцы за социальную справедливость громко сказали:“Кызылдере не конец, борьба продолжается!“ „Наш путь-путь Махира и его товарищей!“, „Вперед по пути Кызылдере!“ во всех уголках страны. Для революционного движения Кызылдере не было финалом, это была политическая и нравственная победа, это был победный манифест несломленного Сопротивления.

10-Удалось ли заставить нас забыть Кызылдере?

На протяжении многих лет олигархическое правительство Турции пытается стереть из памяти людей название села Кызылдере, связанное с героической борьбой революционеров. Это жалкий пример усилий противника уничтожить память о мучениках и воинах Кызылдере, о Махире Чаяне и его товарищах. Эти попытки продолжаются уже десятилетия, и даже нашли поддержку среди части левых сил. У тех, кто отрывает образ Дениза Гезмиша и его товарищей от возглавляемой ими борьбы. Те, кто исповедует « романтических» революционеров, предпочли полностью отказаться от Махира и его товарищи. Но Кызылдере стоит незыблемо уже много лет в новейшей истории Турции во всем великолепии мужества и самопожертвования революционной борьбы. И ничто не может заставить нас забыть Махира Чаяна и его товарищей. И красные флаги над Кызылдере в каждую годовщину мученического боя есть самое лучшее доказательство того, что они не были забыты!


Краткие биографии мучеников и героев Кызылдере

Махир Чаян (Mahir ÇAYAN)

Лидер THKP-C, родился 15 Марта 1946 года в городе Самсун в Северной Турции.

Его короткая жизнь, наполненная борьбой, страданием и героизмом, до сих пор является примером для революционеров Турции и всего мира. С 1963 года активно участвует в общественной жизни страны. Во время обучения на факультете политических наук в Анкаре в 1964 году проявил свои лидерские качества, в первую очередь среди революционного студенчества. Был известен как последовательный революционер, как организатор среди Революционной Молодежи ( Dev-Genç). Внес существенный вклад в процесс формирования революционной идеологии в Турции. Основатель THKP-C ,члена ее ЦК.

Синан Кязым Йозудогру ( Kazım ÖZÜDOĞRU)

Был среди основателей THKP-C . Член ее Генерального комитета. Родился в 1947 в деревне Ортакей (Ortaköy), область Сивас ( Sivas). Участник революционной борьбы в Анкаре, в октябре 1970 становится Генеральным Секретарем Федерации Организаций Революционной Молодежи (TDGF-Türkiye Devrimci Gençlik Dernekleri Federasyonu), боролся против фашистской власти и оппортунизма рядом с Махиром Чаяном до конца, до последнего вздоха в том роковом бою в Кызылдере (Kızıldere).

Сабахаттин Курт ( Sabahattin KURT)

Родился в 1949 году в городе Геваш (Gevaş), район Ван ( Van ).

Один из активных участников революционного молодежного движения Анкары

Нихат Йылмаз (Nihat YILMAZ)

Родился в 1937 году в деревне Боздажы( Bozdağı) округ Фатса (Фатса), один из активных деятелей Партии-Фронта в Черноморском регионе. Был в числе организаторов крестьянских митингов производителей табака и орехов в своем регионе.

Ахмет Атасой (Ahmet ATASOY)

Родился в 1946 году в деревне Сарихалил (Sarıhalil) округ Унийе

Один из организаторов крестьянского движения черноморского региона. Отказался от реформистко-ревизионисткой линии Рабочей Партии Турции (TIP-Türkiye Işçi Partisi) и вступил в THKP-C.

Хюдаи Арыкан (Hüdai ARIKAN)

Родился в 1946 в Чиврил, область Денизли. Принимал участие во многих решительных акциях Революционной Молодежи в Анкаре. Был среди первых членов партии, член Генерального Комитета ТНКР.

Эртан Сарухан (Ertan SARUHAN)

Родился в 1942 году в деревне Бейчели, округ Фатса.

Один из местных организаторов революционного движения, постоянно находился в активной борьбе в черноморском регионе в организации боевых акций и логистического обеспечения партизан.

Саффет Алп (Saffet ALP)

Был среди организаторов THKP-C в армейской среде. Родился в 1949 году в городе Кайсыйери (Kayseri)

В начале своей общественной деятельности – это лидер тайной организации под названием „Военно-Воздушные силы – Пролетарская революционная организация“ (“Hava Kuvvetleri Proleter Devrimci Örgütü”), с течением времени присоединяется к борьбе THKP-C .

Йомер Айна (Ömer AYNA)

Родился в 1952 году в городе Диджле, область Диярбакыр (Diyarbakır).

Член Народно Освободительной Армии Турции (THKO). В революционном движении в 60-е годы делает свой выбор в сторону вооруженной борьбы. В Кызылдере он был бойцом «окопного братства», боевого содружества с Партией – Фронтом Махира Чаяна

Джихан Алптекин (Cihan ALPTEKIN)

Родился в 1947 году в городе Ардешен(Ardeşen) область Ризе(Rize).

Был деятельным организатором областного комитета Революционной Молодежи (TDGF) в Стамбуле. В июле 1969 года вместе с молодежными лидерами, которые войдут в будущую Народно Освободительной Армии Турции (THKO), получает военную подготовку в палестинских лагерях. Становится деятельным пропагандистом и организатором вооруженной борьбы революционеров Турции.


Источник: Журнал „Поход за Независимость, Демократию и Социализм“, № 261 от 26 Марта 2011 года, страница 20.

УЛАШ БАРДАКЧИ

УЛАШ БАРДАКЧИ(Ulaş Bardakçı) был одним из лидеров THKP-C(Народно-освободительной Партии-Фронта Турции). Родился в 1947 году в городке Хаджъбекташ, региона Кършехир. Его имя при рождения – Расих. Погиб в перестрелке с полицией при осаде дома в стамбульском районе «Арнавуткьой». Похоронен на кладбище „Каршъяка“ в Анкаре. Continue reading „УЛАШ БАРДАКЧИ“

Героическая гибель Улаша Бардакчи

Традиция продолжалась …

В истории революционной борьбы Турции началась новая эра, которую не знали доселе. Оружие получило слово, и слова были ошеломлены этим правом оружия. Революция могла быть свершена только через борьбу и жертвы. Это было ясно всем. Continue reading „Героическая гибель Улаша Бардакчи“

СВОБОДУ ЕРДАЛ ГОКОГЛУ!

Ердал Гокоглу, турецкий революционер, член марксистско-ленинского движения «Народный Фронт-Турция». Он ветеран Смертельной Голодовки начала века, которую проводили политические заключенные в Турции, протестуя против пыток в тюрьмах. В ответ турецкое правительство проводит зверское истязательство сотен политических протестантов, пытаясь лишить их рассудка и воли. Continue reading „СВОБОДУ ЕРДАЛ ГОКОГЛУ!“

СВОБОДУ МУСА АШОГЛУ!

Муса Ашоглу – турецкий революционер, член марксистско-ленинского движения «Народный Фронт». В апреле 2014 года американские империалисты объявили награду в 3 миллиона долларов за его голову. Continue reading „СВОБОДУ МУСА АШОГЛУ!“

Заявление Антиимпериалистического фронта и ливанских товарищей против империализма и сионизма

Мы, Антиимпериалистический фронт, вместе с друзьями и товарищами в Бейруте, встретились и обсудили мировые проблемы и проблемы, связанные с арабским миром в частности. Вместе с представителями ливанских общегосударственных партий мы обсудили агрессию империализма, сионизма и их пособников в регионе, включая разгром мирного народного движения в Бахрейне. Мы также обсудили продолжающиеся репрессии против народов Турции со стороны жестокой власти Эрдогана. Continue reading „Заявление Антиимпериалистического фронта и ливанских товарищей против империализма и сионизма“

Наш флаг будет развиваться над каждым городом страны…

Стамбул, 17 апреля 1992 года. Несколько часов назад, в результате атак полицейских эскадронов смерти, на трёх квартирах погибли 8 революционеров…Руки министра внутренних дел измазаны по локоть в крови, в крови руки и у продажных журналистов, освещавших эту «героическую акцию» государства, в крови руки у прокурора, подписавшего протокол. Continue reading „Наш флаг будет развиваться над каждым городом страны…“

ГРУППА «YORUM»: МУЗЫКА СОПРОТИВЛЕНИЯ

Провалившийся военный переворот стал для турецких исламистов поводом к массовой зачистке политического поля страны


18 ноября 2016 года турецкая полиция совместно с антитеррористическим подразделением штурмом взяла культурный центр музыкальной группы «Yorum», расположенный в одном из районов Стамбула. Это был второй рейд турецких силовиков, специально направленный против левых музыкантов. Месяцем ранее, в октябре, полиция ворвалась в культурный центр «Идиль», устроив в нем настоящий погром. В частности, полицейские сломали все музыкальные инструменты группы, уничтожив принадлежащие ей компьютеры и другие носители информации. А сценические костюмы музыкантов были конфискованы полицией как вещи, принадлежащие «террористической организации».

Второй удар полиции по «Yorum» был логическим продолжением первой облавы, в ходе которой добывалась доказательная база для будущих обвинений. По итогам рейда были арестованы семь участников группы – Али Араджи, Инан Алтын, Сельма Алтын, Султан Гекчек, Фырат Кыл, Дилан Пойраз, Хелин Белек. Кроме того, арестовали четырех строительных рабочих, которые занимались ремонтом в здании, и случайно оказались в нем в момент штурма.

Улики против арестованных участников группы «Yorum» подчеркивают нелепость выдвинутых против нее обвинений – это противогаз, обыкновенный молоток, легально изданные журналы «Tavir», «Yürüyüş» и «Kurtuluş», а также, уже упомянутые оливковые сценические костюмы, которые показались полиции камуфляжной формой. Согласно плану турецких властей, все эти анекдотические улики должны подтвердить связь музыкантов с запрещенной левой партией DHKP/C.

Строго говоря, действия турецких властей не стали большой неожиданностью – репрессии против группы «Yorum» систематически проходят с момента ее создания в 1985 году, и обусловлены активной общественно-политической деятельностью участников популярного проекта, который имеет в Турции значительную известность и авторитет. Некоторые члены коллектива уже попадали в тюрьму, группа вынуждено меняла свой состав, но музыкантам из «Yorum» всегда удавалось сохранить идейную преемственность в своем творчестве, которое рассказывает о братстве народов и революционной борьбе, сохраняя память о ее жертвах. «Мы расплачиваемся за то, что в течение тридцати лет были революционными артистами. Иногда наши концерты и альбомы запрещали. Нас арестовывали и пытали. Мы будем платить такую цену и в дальнейшем. Наши песни будут продолжать сотрясать их гнет», – говорили об этом участники группы незадолго до своего ареста.

 

Причины репрессий против «Yorum» понятны – ведь участники группы проводят активную борьбу против исламистской идеологии и политики правящей Партии справедливости и развития. Но почему коллектив арестовали именно сейчас? Ведь в 2015 году, когда музыканты праздновали тридцатилетие группы, они сумели организовать ряд крупных концертов по всей стране, несмотря на сопротивление и недовольство властей. Исламистский режим ненавидел «Yorum», но до какого-то момента вынужденно терпел музыкантов, в силу их большой популярности в Турции. Что же стало последней каплей, которая привела к коллективным арестам?

Важно понимать, что политическая ситуация в Турции развивается исключительно динамично, и сегодня в стране происходит масштабный передел власти, о котором мало кто догадывается. За действиями конкретных политиков или целых партий стоит интерес определенных групп правящего класса. Исламисты вовсе не случайно получили в современной Турции такое значительное влияние – за ними стоит анатолийская буржуазия, которая подняла голову в семидесятые годы, и все последующее время пыталась перехватить власть у союза стамбульской буржуазии, военной касты и чиновничьей бюрократии, которые господствовали в стране в течение многих десятилетий. Так называемый «зеленый капитал» – это предприниматели из небольших анатолийских городов, которые начинали свой бизнес с небольших предприятий легкой промышленности – таких, как текстильные фабрики. Они придерживаются религиозного мировоззрения и ненавидят европеизированных, «безбожных» стамбульцев.

Важнейшая особенность исламистского движения в Турции – это наличие у него серьезной массой базы. В шестидесятые годы в Турции начался процесс урбанизации, что впоследствии качественно изменило социальный пейзаж страны.  В довоенный период  кемалистская бюрократия крепко держала все нити власти в своих руках, часто закрывая глаза на то, что сельская периферия сохраняет приверженность исламу. Таким образом было закреплено своеобразное историческое разделение – кемалистский город против исламской деревни. Главное политическое противоречие заключалось в том, что преобразования Ататюрка не носили глубинного характера и затронули только часть турецкого общества. Такая ситуация сохранялась до шестидесятых годов – однако с началом массового переселения турок и курдов в города обнаружилось, что государство не способно обеспечить работой и «кемализировать» такое большое количество людей. В турецких городах росли геджеконду и махалли – бедняцкие кварталы, где жизнь шла по традиционным законам деревенских общин. Таким образом, специфика турецкой урбанизации заключалась в том, что в культурном плане село завоевывало город, активно продвигая в нем свое религиозное мировоззрение.

Анатолийская буржуазия нашла свою базу во вчерашнем анатолийском крестьянине, который никому не был нужен в чужом для него городе. Его единственной опорой оказалась религиозная солидарность в рамках единой исламской уммы. «Зеленый капитал» начал помогать турецким беднякам с работой и жильем, что со временем отразилось в растущей электоральной поддержке исламистов. На выборах 1995 года победу впервые одержала открыто исламистская партия Рефах – но под давлением военных она была вынуждена отдать власть два года спустя. Однако, подлинным реваншем «зеленого капитала» стала победа ПСР на выборах 2002 года. С этого момента в стране проходило планомерное вытеснение из власти военной бюрократии и строительство новой, исламистской Турции.

Правление Эрдогана можно условно разделить на два этапа: парламентский (2002-2016 гг) и предпрезидентский (2016 г). Провалившийся военный переворот в июле прошлого года стал для турецких исламистов поводом к массовой зачистке политического поля страны с целью строительства здания президентской республики. Июльская победа Эрдогана продемонстрировала, что власть имеет массовую базу, достаточную для начала качественных изменений в стране. Если до этого «зеленый капитал» пытался договариваться со старой элитой в лице стамбульского капитала и теряющих прежнее влияние военных, то после неудачной попытки переворота он пошел на резкое обострение отношений со своими старыми конкурентами. В рамках кампании борьбы с гюленистами прошли многочисленные аресты в армии, СМИ, в системе образования и других сферах. Арест «Yorum» явился в этом смысле закономерным шагом турецкого режима, который открыто приступил к нейтрализации своих противников.

Однако, провал переворота все же имел свои положительные моменты. Поражение военных в борьбе с исламистами окончательно разрушило бытовавшие в турецком обществе иллюзии в отношении армии, которая многие годы считалась главным субъектом прогрессивных политических преобразований. Светская часть турецкого общества отныне может надеяться только на себя – и такие знаковые события, как арест Демирташа и других известных курдских политиков, а также арест музыкантов группы «Yorum» могут стать точками консолидации для свободомыслящих людей Турецкой республики, которые вынуждены будут общими усилиями сопротивляться наступлению исламистов.

Вдохновляющим примером такого сопротивления может служить резонансный поступок группы «Yorum». После учиненного полицией октябрьского погрома, в знак презрения к врагу и его попыткам заглушить их голос, они сыграли на сломанных инструментах. Душа раненного народа тоже может снова возродиться в песне Сопротивления

Максим Лебский

http://liva.com.ua/grup-yorum.html